Готовское сельское поселение

Официальный сайт органов местного самоуправления сельского поселения

муниципального района "Красненский район" Белгородской области

 09 Фев 2015 12:00

История Казачества

В многогранной истории Российского государства казачество играло особую роль

В многогранной истории Российского государства казачество играло особую роль. Роль казаков в истории огромна: они заселяли окраины государства и защищали их от внешних врагов. Патриотизм, верное служение Отечеству, своеобразная культура, общинное землепользование – все это составляет лучшие традиции данного сословия. Именно на возрождение этих традиций и направлена деятельность возникающих сейчас объединений потомков казаков в самых разных регионах страны.

Границы северо-восточной Руси, приволжских, придонских и приднестровских степей, незащищенные природою и подверженные частым и опустошительным набегам ордынцев, требовали постоянной обороны, почему Московские государи в XIV веке считали необходимостью иметь здесь постоянную стражу, которая наблюдала бы за движениями татар и вовремя извещала обо всем пограничных воевод и даже самих государей. Первое известие о такой страже, дошедшее до нас, относится к 1360 г. или несколько позднее.

С развитием границ Московского государства на юг и восток и с подчинением княжеств Нижегородского (1392 г.), Муромского, Рязанского (1517 г.) и других сторожи против татар стали увеличиваться и мало-помалу принимать вид линии настоящих укреплений на всем протяжении юго-восточных границ государства.

Одновременно с учреждением на этих границах сторож и с основанием украинских или пограничных городов возникает особый класс служилых воинских людей под именем «городовых» казаков.

Впервые такое военно-служилое сословие встречается на Рязанской украине в 1444 году при описании битвы с цесаревичем Мустафою.

Казаки эти набирались из вольных, нетяглых людей всех сословий, исключительно людей здоровых, расторопных, честных, удалых и отважных. Они со своими семьями освобождались от всяких повинностей, за службу получали денежное и хлебное жалование, а иногда и отдельные наделы земли. Вооружение же, лошадей и снаряжение имели свое собственное.

Оружие их первое время состояло из копий, рогатин и сабель, но в царствование Михаила Федоровича они имели, кроме сабель и пик, еще ружья и по два пистолета. Форменной одежды установлено не было, каждый носил ту, какую имел. Обязанность их заключалась в том, чтобы постоянно быть на службе. Они делились на городовых или полковых, станичных, сторожевых и вожей. Полковые или городовые входили в состав городовых полков, получавших название по городам, в которых находились. Полки делились на сотни, пятидесятки и десятки. Полками начальствовали головы, впоследствии переименованные в полковники.

Сотни управлялись атаманами и сотниками. Каждый полк имел свое знамя и хоругвь, на которой изображался лик Божией Матери или св.угодника, считавшегося покровителем полка. Каждая сотня имела свой значек с изображением св. Креста. Городовые казаки, в составе полков, употреблялись только для защиты городов и отражения неприятелей на границах.

Казаки станичники, сторожевые и вожи составляли станицы. Слово станица не определяло известное число людей, состав ее зависел от ее служебной деятельности: так она иногда состояла из нескольких человек с атаманом во главе и, наоборот, из нескольких сот человек. Они управлялись своими атаманами, но иногда находились под властью особых голов и воевод.

Обязанность казаков-станичников заключалась в следующем: ездить вглубь степей, наблюдать за движениями татар по известным степным дорогам, называемым «шляхами» («шлях» - большая проездная дорога) и «сакмами» («сакма» - след), перехватывать языки и доставлять вести воеводам и даже Государю, а в случае нечаянного набега ордынцев защищать пограничные города. Кроме разъездов в степи, они нередко обязаны были охранять известное пространство и о состоянии его подавать донесения, называвшиеся «доездными памятями», которые и оставлялись ими в известных местах, следующие же за ними казаки брали их и оставляли в свою очередь свои.

Сторожевые казаки посылались далеко вглубь степей, где они устраивали наблюдательные посты, носившие названия «притонов» и «сторожей». Для этого они пользовались курганами, горами и другими природными возвышенностями, но нередко случалось, что они устраивали также помосты на четырех высоких столбах и насыпали курганы, с которых обозревали лежащую впереди местность на несколько верст. На этих-то сторожевых постах всегда стоял на часах казак «с соколиным взором». У подножия этих пикетов стояли вооруженные с ног до головы другие его боевые товарищи по сторожевой службе.

Для быстрой передачи известий между этими постами они устраивали сообщения в виде летучей почты. Часовой, стоящий на посту, завидя скакавшего казака с известием о появлении неприятеля, сообщал об этом остальным своим товарищам, которые, смотря по обстоятельствам, тотчас отражали неприятеля или давали о том знать на следующие посты. Все эти казаки (станичники, сторожевые и вожи) за сторожевую службу получали особое жалованье, большее по сравнению с полковыми или городовыми казаками, и удовлетворялись от казны за все убытки и потери, могущие случиться в разъездах; лошади, сбруя и вооружение, при отправлении в степь, оценивались воеводами, которые эту оценку вносили в особые книги и по этим книгам выдавали вознаграждение в случае потерь и убытков.

В царствование Иоанна Грозного городовые казаки состояли в ведении Стрелецкого Приказа и наравне со стрельцами составляли особый разряд войска, причем им велись особые списки и книги.

Одновременно с городовыми казаками продолжал возникать и другой род казаков в южных степях на большом пространстве, известном тогда под именем «дикаго поля», где протекают две большие реки Дон и Днепр, служившие естественными путями к Черному и Азовскому морям. Казаки эти долгое время, в отличие от городовых, назывались степными или вольными казаками, а потом получили названия по главным рекам, на которых появились: основавшиеся на Дону стали называться «Донскими», на Днепре «Днепровскими».

На Дону казачество возникло главным образом из русских людей разных сословий: тут были городовые казаки и боярские дети, а также крестьяне, холопы и т.д.

К уходу на Дон немало способствовали частые войны с Западом, опустошения и разорения русской земли от набегов татар, от которых русский народ терпел всевозможные угнетения и насилия, особенно во времена Василия Темного (1425-1462 гг.).

Южные степи, привольные берега рыбных рек сделались приманкою для вольных людей, томившихся долгое время от татарских набегов и теснившихся по рубежам Московского государства.

Выходцы были большею частью люди гулящие, бездомные и безсемейные, но зато удалые и отважные. Татарские орды стали слабеть, прилив же беглецов к южному рубежу между тем увеличивался. Чем дальше уходили беглецы от Московских окраин, тем в большие партии им приходилось собираться для совокупного действия против остатков своих исконных врагов, татар, с которыми им еще долгое время надо было вести кровавую войну. В этих видах беглецам явилась необходимость составить из себя воинское братство или общину. Назвали они себя казаками и тем положили первое начало вольному казачеству в Русской земле.

Иоанн IV-й, укрепив юго-восточные и южные границы основанием на них новых и укреплением старых городов, усилив порубежную черту новыми войсками, а сторожи в глуби степей станичниками, вошел в связь с вольными казаками и, будучи уверен в миролюбии западных держав, стал помышлять о покорении Казани.

Не раз казанцы опустошали русскую землю огнем и мечем, по 100 тыс. человек православных томили у себя в неволе. В 1552 году русские войска показались на луговой стороне Волги. В составе 150 тыс. армии при взятии Казани были и городовые казаки, составлявшие со стрельцами царскую дружину. 2 октября 1552 года Казань, наконец, была взята царем Иоанном Грозным. Желая обеспечить наши восточные пределы от вторжения кочевников, царь в 1555 году учредил первую русскую стражу от города Казани вниз по течению реки Волги, состоящую из городовых казаков и стрельцов.

Падение Казанского царства повело к быстрому завоеванию всего Приволжья и подчинению Башкирии. Городовые казаки и стрельцы были первыми колонизаторами этого края: с появлением своим они вносили в страну плуг, крест и евангелие. Под их защитой строились крепости, возникали города и слободы, распространялось христианство, развивалась промышленность и вообще крепла гражданственность.

С покорением Казани и Астрахани Россия приобрела свободный путь к каспийскому морю, открыв этим для себя новые источники богатства и силы; ее торговля и политическое влияние с этого времени распространялись не только на соседние рынки, но и на азиатские ханства.

С падения Казанских твердынь, русскому народу открылся свободный путь на восток, в Сибирь и Башкирию, куда он и стал толпами уходить, особенно во времена развития крепостного права.

Московское правительство было сильно озабочено приближением кочевых народов к западной Сибири и к берегам Яика и Волги. Оно на южных окраинах первое время противопоставило татарским набегам самих же татар и городовых казаков; в западной Сибири против киргиз и калмык – казаков и туземцев; но на берегах Волги оно распорядилось иначе: вместо татар и туземцев оно здесь противопоставило всем среднеазиатским ордам природных конников станичников, т.е. городовых, вольных Волжских и Яицких казаков.

Вольные казаки служили не по наряду, а по своему собственному желанию, определенного жалованья им не отпускалось, а получали неопределенное государево, т.е. временное, смотря по службе. В царских грамотах к ним их и тогда называли «оберегателями земли русской и молодцами». Зависели казаки от своих атаманов и не знали другой власти. Воеводы пограничных русских городов не были их начальниками, в разряде они также не числились. Русские города были для них лишь пунктами для доставления вестей и привода пленников, а также для получения государева жалованья и распоряжений по службе. Жалованье им обыкновенно выдавалось деньгами, сукнами, свинцом, ямчугою (селитрою) и даже вином.

Из исторических актов видно, что одни из царских грамот адресовались вместе Донскому, Волжскому и Яицкому войску, тогда как другие, наоборот, посылались каждому войску отдельно. По данным историческим сведениям можно судить, что Московское правительство считало Волжских, Терских и Яицких казаков людьми одной семьи и одинакового происхождения с Донцами. Московские цари ценили и поощряли службу этих казаков: они смотрели на них не как на войско, находившееся в распоряжении правительства, а как на союзников. Казаки, жившие на берегах рек Дона, Волги, Яика и Терека, имели между собой тесную связь. Это видно из того, что донцы, как главное войско, всегда и во всех важных событиях о своих предприятиях сообщали в отписках своим товарищам на Волгу, Яик и Терек.

Исторические документы достаточно свидетельствуют нам, что Волжские и Яицкие казаки вместе с Самарскими и другими городовыми казаками приволжских городов, Самары и других относили сторожевую и разведочную службу, посылались вглубь приволжских степей против крымцев, ногайцев и воровских шаек, где не раз им приводилось выручать друг друга в боях с неприятелем. Благодаря этой боевой жизни они между собой не только тесно сплотились, но даже многие из них были связаны родственными узами. Те из вольных казаков, которым надоела бродячая жизнь, записывались в городовые казаки и, наоборот, последние, желая воспользоваться свободой и разгулом, уходили на Яик, Дон и Терек.

С этого времени, т.е. в конце XVI столетия, между главными реками края Волгой, Яиком, Камой и Тоболом, появляются уже четыре отдельных группы казаков: на севере – Исетские, потомки Ермака Тимофеевича; на юге – Яицкие; на западе – Уфимские и Самарские.

 

Администрация Готовского сельского поселения
Дата последнего изменения: 20 Мар 2018 09:59